Недетский мир: как разные страны подошли к Дню защиты детей

Недетский мир: как разные страны подошли к Дню защиты детей

Пандемия коронавируса обострила и без того не всегда радостную жизнь подрастающего поколения

В мире 1 июня отмечается Международный день защиты детей. Цель праздника, учрежденного еще в 1925 году, — привлечь внимание к проблемам подрастающего поколения и добиться неукоснительного соблюдения прав несовершеннолетних на всей планете. Но всеобщее детское благоденствие даже в XXI веке остается красивой утопией. По статистике, почти миллиард детей от двух до 17 лет испытали на себе физическое, психологическое и сексуальное насилие, 168 млн несовершеннолетних в разных странах вынуждены работать, а два с лишним миллиона — жить с ВИЧ, не всегда получая необходимое лечение. Пандемия коронавируса, из-за которой 188 государств приостановили школьные занятия, еще больше обострила недетские проблемы младшего поколения.

Разное детство

Маленькая Исландия всегда лидировала в многочисленных рейтингах самых счастливых государств мира. Тут, правда, редко женились даже в случае обзаведения потомством (как утверждает статистика, 67% исландских детей родились вне брака), но зато и редко расходились — по данным Eurostat, здесь самый низкий в Европе процент разводов. Неудивительно, что одна из счастливейших стран оказалась, согласно исследованию KidsRights Foundation, лучшей и с точки зрения защиты прав детей.

Рейтинг, который организация с 2013-го ежегодно составляет в преддверии Международного дня защиты детей, оценивал положение дел в 182 странах по пяти разным показателям. Они включали, в частности, доступ к образованию и здравоохранению и усилия властей по охране детских прав. С этой точки зрения самыми защищенными и благополучными наряду с Исландией были признаны Швейцария, Финляндия, Швеция и Германия.

Особых комплиментов в этом году удостоилась Италия, за год перескочившая с 74-й на 15-ю строку в рейтинге KidsRights Index. В последние пару лет страну нещадно ругали за нарушение прав нелегальных мигрантов и жесткие действия в отношении цыган, но меры, принятые Римом в 2019 году, удостоились похвалы. Исследователи оценили закон о предупреждении киберзапугивания и борьбе с ним, меры по защите несопровождаемых иностранных детей и правила содействия интеграции учащихся-инвалидов, а также четвертый национальный план действий по реализации прав и развитию детей и подростков.

Похвалили и Боливию, которая за год смогла на четверть снизить уровень женской смертности при родах и число смертей детей до пяти лет, а также заметно повысить уровень вакцинации и на 21% увеличить регистрацию рождений. Последнее всегда было проблемой для страны с обширной сельской местностью, в которой родители не всегда удосуживались регистрировать своих отпрысков.

Как пояснила «Известиям» один из авторов доклада, профессор Института социальных исследований в Гааге Карин Артс, деятельность правительств оценивалась не только по фактическому потенциалу страны для защиты прав детей.

— Даже хорошо обеспеченные ресурсами государства могут подвести своих детей и не обеспечить базовую инфраструктуру для защиты их прав, как того требует Конвенция ООН по защите детей. Это включает в себя благоприятное законодательство, соблюдение общих принципов конвенции (недискриминация, уважение взглядов детей), адекватные данные и благоприятный климат для сотрудничества государства и гражданского общества, — отметила она.

Именно поэтому в 2020 году зажиточные страны вроде Великобритании и Австралии оказались ближе к концу рейтинга — на 169-й и 135-й позициях соответственно. Первую раскритиковали за дискриминационные законы в отношении детей цыган и мусульман, вторую — за нарушение прав детей мигрантов.

Россия разместилась в середине индекса — на 87-й строке.

Завидовать нечему

Неудивительно, но худшими и наименее пригодными для вольготного детства странами, согласно выводам KidsRights, оказались Чад, Афганистан и Сьерра-Леоне, часто попадающие под критику большинства правозащитных организаций.

Предсказуемо плохо детям живется и в других бедных странах, не понаслышке знакомых с военными действиями. К примеру, в Либерии, еще не оправившейся от 14-летней гражданской войны и эпидемии Эболы, больше половины детей и подростков до 15 лет за свою недолгую жизнь успели столкнуться с физическим насилием. В Нигерии, где запрещенная в России террористическая группировка «Боко Харам» годами похищает детей для воспитания новых боевиков, не обрели спокойной жизни даже те, кто сумел вырваться из плена. Как свидетельствует недавний доклад Amnesty International по правам нигерийских детей, огромное число подростков, пережив плен, попадали за решетку — из-за подозрений в симпатиях к террористам.

Страдают дети и от «нетипичных» войн. В конце мая Human Rights Watch опубликовала доклад-расследование о том, к каким катастрофическим последствиям привела начатая в 2016 году президентом Филиппин Родриго Дутерте «война с наркотиками». Полиция, по сути, получила право без суда и следствия отстреливать всех подозреваемых в продаже наркотиков, что подставляло под пули сотни детей, оказавшихся рядом с местом полицейских облав. И в чем-то убитым на месте повезло больше некоторых ребят, оставшихся сиротами.

Филиппинец Ренато А. был застрелен полицейскими у своего дома в 2016 году на глазах у трех своих детей. С тех пор его старший сын Роберт, которому на момент смерти отца было 13 лет, был вынужден бросить школу и дни напролет собирать мусор для сдачи в переработку, чтобы хоть как-то прокормить себя и младших братьев.

Таких детей с искалеченной судьбой по всей стране — тысячи. А во всем мире, по оценкам ООН и правозащитных организаций, вместо того, чтобы сидеть за школьной партой, как их сверстники, вынуждены работать 168 млн мальчиков и девочек (большей частью в Индии и в странах Африки к югу от Сахары).

До миллиарда детей от 2 до 17 лет по всему миру в прошлом году испытали на себе физическое, сексуальное или эмоциональное насилие. Еще 2,1 млн являются носителями ВИЧ, но лишь 43% из них получают жизненно необходимую антиретровирусную терапию.

Коронавирус наносит удар

Эпидемия коронавируса, быстро ставшая глобальным вызовом, не улучшила ситуацию. По данным ЮНИСЕФ, в апреле более 800 млн детей оказались отрезаны от обучения из-за введенных большинством государств карантинных мер. При этом для более чем 368 млн ребят из бедных семей в 143 странах мира школьные завтраки и обеды были по существу единственной возможностью нормально поесть.

По оценкам KidsRights, закрытие школ сделало их крайне уязвимыми для детского труда, ранних браков и подростковой беременности до 1,5 млрд детей по всему миру.

28 мая организация Save the Children совместно с ЮНИСЕФ обнародовала нерадостный прогноз: по мнению аналитиков, без принятия срочных мер число детей, живущих в бедности, из-за экономических последствий пандемии может увеличиться на 15%. В переводе с процентов это значит, что за черту бедности рискуют шагнуть еще 86 млн детей вдобавок к уже живущим в нищете 586 млн.

Кроме того, как свидетельствует анализ Школы общественного здравоохранения Блумберга, перебои в работе учреждений в области охраны здоровья матери и ребенка, а также перерыв в вакцинации из-за пандемии могут обернуться дополнительными 1,2 млн детских смертей уже в ближайшие полгода.

— Приостановленная кампания по вакцинации грозит всего за один год перечеркнуть тот прогресс в снижении детской смертности, которого мир достиг в последние 2–3 года, — отметила «Известиям» Карин Артс. — Меры, принятые для борьбы с COVID-19, уже легли тяжелым бременем на бюджеты правительств, что грозит негативно сказаться на дальнейшей ресурсной базе для проведения политики в области защиты детей в будущем.

В России влияние карантина на положение детей оказалось не настолько серьезным. Как рассказал «Известиям» исполнительный директор крупнейшей благотворительной организации в сфере помощи детям-сиротам и ребятам из неблагополучных семей «Детские деревни – SOS» Николай Слабжанин, пока главными минусами ситуации стало снижение двигательной активности детей и сложности перехода на дистанционное обучение.

— В ряде семей, которые мы поддерживаем, оказалось, например, нечем платить за интернет. Но мы эти проблемы решили. Зато мы увидели возросший интерес к учебе — детям оказалось крайне увлекательно учиться в виртуальном пространстве, — отметил Николай Слабжанин.

Как НКО, работающая за счет пожертвований, «Детские деревни – SOS» в период пандемии зафиксировали падение взносов от бизнеса. При этом увеличилось число простых людей, решивших поддержать организацию. Но главным успехом Николай Слабжанин считает то, что вопреки негативному опыту других стран, где на фоне самоизоляции случился всплеск случаев жестокого обращения с детьми, в России ничего подобного не произошло.